22 октября 2017 г.
Карта
сайта
Контакты

Доклад Председателя Совета директоров ПС "Новое содружество" на съезде членов Российского Зернового союза

Как помочь устойчивому росту сельскохозяйственного машиностроения России?

За последнее десятилетие в России платежеспособный спрос на сельскохозяйственную технику со стороны аграриев упал в десятки раз. Основной поставщик машин для российского села – отечественное сельскохозяйственное машиностроение – с трудом, но выдержало данное испытание. Более того, сегодня заводы отрасли модернизируют свой технологический парк, конструируют и осваивают производство новых машин. Но эти робкие ростки скоро могут засохнуть. На их пути целый ряд преград, многие из которых могли бы устранить продуманные государственные меры.

Можно ли упасть с 10-го этажа и выжить?

Отечественное сельскохозяйственное машиностроение последние 15 лет демонстрирует наглядный ответ на данный вопрос – можно. С чем еще как не с падением с 10-ти этажного дома можно сравнить тот обвал производства, который испытали заводы в 90-х годах? Если в 1990 году в России было произведено 214 тысяч тракторов и 82,2 тысячи комбайнов, то в 1995 – 21,2 и 6,8 тысяч соответственно (рис. 1). Более чем 10-ти кратное падение! В 1998 году с конвейеров в России сошли лишь 1 200 комбайнов. Столько в начале 90-х один «Ростсельмаш» выпускал за неделю работы! Сегодня загрузка заводов сельскохозяйственного машиностроения, конечно больше недельного плана. Однако производственные мощности в отрасли загружены лишь на 10-20%. Такого низкого показателя, пожалуй, нет ни в одном секторе российского машиностроения. При этом потенциальный спрос на сельскохозяйственную технику очень высок и превышает существующий, по разным оценкам, в 4-5 раз. Но, даже работая сегодня на 1/10 своей мощности, российские заводы сельхозтехники продолжают развиваться и совершенствовать свою продукцию. По результатам испытаний за 1999-2004 гг. существенно выросли показатели надежности российской техники (рис. 2). Если наработка на отказ комбайна «Нива» (Ростсельмаш) в 1999 году составляла 31,5 ч, то в 2004 году этот показатель достиг 77 ч, что превышает нормативные показатели зарубежной техники. Согласно испытаниям РОСНИИТиМ в 2003 году наработка на отказ комбайна «Нива-Эффект» (модернизированная версия комбайна СК5-М «Нива») составила 100 ч. Лакмусовая бумажка развития любой отрасли машиностроения – новые разработки. В этом направлении в отрасли за последние четыре года также наблюдается несомненный прогресс. Уже прошли испытания и внедряются в серийное производство новейшие разработки отечественных производителей: комбайны «Вектор» (Ростсельмаш) и «Руслан» (Красноярский комбайновый завод), тракторы «Кировец» серии К744 и К-3000АТМ (Петербургский тракторный завод), трактор ВТ-150 (Волгоградский тракторный завод), плуг лемешно-роторный ПЛР-2, сеялка СПК-2 «Сибдон». Новейший российский комбайн «Вектор» впервые был разработан не на бумаге, а в системе сквозного автоматизированного проектирования, ранее применяемой на предприятиях аэрокосмической отрасли, а теперь успешно используемой для создания комбайнов. Она позволила в разы повысить надежность новой техники. При проектировании «Вектора» был проанализирован не только опыт мирового комбайностроения, но и тщательно изучены все требования сельхозпроизводителей. В новом комбайне уделено особое внимание комфорту рабочего места комбайнера, от которого зависит, и как будет работать машина, и насколько она будет эффективна. Много новых конструкторских решений и разработок сельхозтехники сегодня проходят испытания – это комбайны «РСМ-081», «Дон-191», «Енисей-970», «Енисей-324», тракторы «ВК-170», «Т-250» и другие. Важная характеристика отечественной сельскохозяйственной техники – это доступные цены при производительности, аналогичной зарубежным моделям. Благодаря этому, а также созданной в последние годы широкой сети сервисного обслуживания и ремонта, экономическая эффективность российских комбайнов и тракторов в 2-3 раза выше, чем у зарубежных аналогов. Все это говорит о том, что отечественное сельскохозяйственное машиностроение не только смогло выжить в условиях кризиса в сельском хозяйстве, но и адаптировалось к рыночным реалиям, а также приготовилось к экономическому росту, сохранив свои производственные мощности и создав новые образцы техники.

Милее нам берег турецкий?

Отечественное сельскохозяйственное машиностроение сегодня готово в полной мере удовлетворить потребность аграриев в комплексах машин для растениеводства и животноводства. Анализ показывает, что в России производятся все основные виды аграрных машин (табл. 1). Исключение составляют только комбайны VI класса, свеклоуборочных комбайны (спрос на которые ограничен десятками штук) и тракторов тягового класса 2-3 (основной производитель, которых Минский тракторный завод находится в Белоруссии). Одновременно с этим в страну ввозится большое количество зарубежной сельскохозяйственной техники. Так, импорт уборочных машин сегодня занимает до 50% национального рынка в денежном выражении (рис. 3). Растет ввоз тракторов и сельскохозяйственных адаптеров. Причина происходящего – неравная и во многом недобросовестная конкуренция со стороны зарубежных производителей. При занижении таможенной стоимости, декларируемой при ввозе, как новой, так и бывшей в эксплуатации сельхозтехники, на рынок России поступают комбайны и тракторы по ценам ниже их рыночной стоимости в Европе и США. Это происходит за счет экономии импортеров на уплате таможенных пошлин (5-15%) и НДС (18%). В то время как российские производители платят установленные законами налоги в полном объеме. Также значительное освобождение от уплаты таможенных платежей возможно за счет режима временного ввоза, которым так охотно пользуются импортеры техники, преимущественно завозя машины на сезон их Турции.

Своя рубашка ближе к телу, но не у нас?

Одновременно с этим Европейский Союз выделяет ежегодно значительные средства в виде субсидий на покупку сельхозтехники для своих аграриев. С 1999 года в ЕС действует специальная государственная программа поддержки сельского хозяйства этих стран – САПАРД. Программа САПАРД (SAPARD) - фонд структурной помощи для сельского хозяйства и развития села. По этой программе осуществляется поддержка следующих стран – Болгария, Румыния, Польша, Венгрия, Чехия, Словакия, Словения, Латвия, Литва, Эстония. Программа рассчитана на 7 лет (период 2000-2006 гг.). Бюджет программы установлен в размере более 520 млн. евро на каждый год (табл. 2). Вложение средств в форме технического оснащения (т.е. приобретение техники) финансируется программой САПАРД на 100%. Инвестиции в производство, приносящее прибыль, финансируется в размере 50% от общих расходов. Это значит, что если организация, например, в Болгарии приобретает комбайны на сумму 2 млн. евро, то 1 млн. евро ей возвращается по программе САПАРД безвозмездно, если страной происхождения комбайна является Европейский Союз. Данная программа не только помогает развитию аграрного сектора экономики стран-участниц, но и создает барьер для выхода российских производителей на рынки Европы. Сравнение оборотов всей отрасли сельхозмашиностроения России с ведущими мировыми производителями сельхозтехники показывает, что последние значительно превышают по своим оборотам все российские заводы в сегодняшнем состоянии вместе взятые (табл. 3). Оъемы реализации отдельных даже самых крупных российских производителей в десятки раз меньше зарубежных конкурентов. Например, объем реализации ОАО «Ростсельмаш» в 2003 году составил порядка 200 млн. долл., а ведь по производственным мощностям «Ростсельмаш» является крупнейшим комбайновым заводом в мире! Парадоксальность такой ситуации заключается в том, что при покупке техники при участии органов государственной власти часто отдается предпочтение зарубежным производителям. Вот последние примеры. В Тюменской области, используя различные финансовые схемы для приобретения техники (федеральный, областной лизинг, кредиты с субсидированной процентной ставкой), сельхозпредприятиями была приобретена техника фирмы «Джон-Дир» на сумму около 300 млн. руб. По словам Президента Башкирии, только в этом году на средства бюджета республики приобретено 98 единиц сельскохозяйственной техники зарубежных фирм. В странах СНГ также зачастую покупают американскую или европейскую технику. Например, Туркмения заключила контракт с американскими и китайскими производителями на закупку техники на 260 млн. долл.

Как перейти от нефтедолларов к тракторо- и комбайнодолларам?

Стандартный ответ на просьбы о поддержке сельхозмашиностроения со стороны российских органов государственной власти – нет средств. При этом по данным Минпромэнерго РФ консолидированная прибыль российских нефтяников в 2003 году составила около 28 млрд. долл. при обороте более 70 млрд. долл. (табл. 4). В свою очередь, налоговая нагрузка нефтяной отрасли не на много отличается от налогообложения машиностроения России. Кажется, настал тот момент, когда государству необходимо изменить пропорции в налогообложении промышленности в пользу перерабатывающих отраслей. Кроме того, часть средств, получаемых от нефтегазовой и других сырьевых отраслей промышленности нужно направлять на поддержку аграрного сектора экономики нашего государства. В последнее время мы совершенно забыли о том, что когда-то Россия была одной из крупнейших аграрных держав в мире. Как помочь развитию сельхозмашиностроения в России? По нашему мнению, способствовать росту будут следующие меры: · оздоровление экономики отечественного сельского хозяйства; · более эффективная защита внутреннего рынка техники от недобросовестной конкуренции; · государственная поддержка в продвижении сельхозтехники за рубеж; · перекладывание налоговой нагрузки на предприятия сырьевого сектора. Мы, сельхозмашиностроители России, надеемся, что наша отрасль в будущем выйдет на лидирующие позиции в мире, составив серьезную конкуренцию зарубежным производителям, а также существенно увеличит прирост и объем ВВП в нашем государстве.