15 августа 2020 г.
Карта
сайта
Контакты

За что боролись…

Первый год существования России в ВТО прошёл не в нашу пользу. Но не одно лишь членство в торговой организации тому виной
Ровно год назад Россия стала полноправным членом Всемирной торговой организации, куда мы пытались вступить 18 лет, ведя многочисленные переговоры и выторговывая различные условия. В преддверии ратификации Соглашения большая часть экспертного сообщества настаивала, что Россия вступает в ВТО неподготовленной, что членство принесёт стране больше потерь, чем выгод. Меньшая же часть уверяла, что массу преимуществ получат российские компании-экспортёры, а внутри страны станут снижаться цены на товары и услуги, что будет несомненным благом для всех россиян. Итоги прожитого по правилам мировой торговли года, подводившиеся на самых разных экспертных площадках, показывают: большинство, как обычно, оказалось право. Правда, виной упущенным возможностям не только ВТО.
Напомним, вступая в ВТО, Россия подписалась под пакетом самых различных условий. Для нас был определён семилетний переходный период, в течение которого государство должно, в частности, увеличить квоты на импорт товаров, а также снизить ввозные и вывозные пошлины. Так, например, на промышленные товары средняя ставка ввозных пошлин должна снизиться в течение этого переходного периода с 9,5 до 7,3 процента, на импорт сельхозтоваров – с 13,2 до 10,8. И это только средняя ставка – по целому спектру товарных позиций пошлины и вовсе обнуляются, что делает всё менее выгодным их производство внутри страны.
– Например, одно из таких обязательств России при вступлении в ВТО – фактическое обнуление пошлины на компьютеры, – пояснял на круглом столе в Госдуме президент Экспертно-аналитического центра по модернизации и технологическому развитию экономики Александр Чуев. – И никакого лицензирования здесь не нужно. Вот и представьте: можем ли мы развивать собственную компьютерную отрасль при таких условиях? Если бы существовали пошлины, зарубежным странам было выгодно открывать в России какие-то свои производства или мы могли бы закупать какие-то технологии и что-то производить у себя. А так можно гнать к нам это оборудование без всяких пошлин. И таких примеров достаточно много.
Экспортные пошлины снижаются почти на 700 групп товаров. В этой связи эксперты пророчили рост прибыли для предприятий сырьевого сектора, в первую очередь нефтегазового, которое активно лоббировало вступление страны в ВТО. Однако статистика последних месяцев свидетельствует, что и у них не всё гладко в связи с падением объёмов.
Помимо товарно-пошлинного списка в приложении к Протоколу о вступлении России в ВТО существует также перечень обязательств по услугам. Здесь, конечно, нашим переговорщикам удалось несколько сдержать аппетиты иностранного бизнеса, рвущегося на российский рынок. Тем не менее подавляющее большинство секторов, в том числе банковский и страховой, вынуждено приоткрыть пространство для иностранных компаний.
Российская экономика в последние месяцы переживает не лучшие времена. Рост ВВП демонстрирует самые низкие темпы с периода кризиса 2009 года. Многие специалисты говорят о вхождении в рецессию, хотя глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев на минувшей неделе оценил нынешнее состояние экономики менее мрачно – как стагнацию. То есть падения нет, но рост – едва-едва. Так, по итогам первого полугодия 2013 года рост ВВП составил лишь 1,7 процента, что значительно ниже поначалу прогнозировавшихся 3,6 процента. Для сравнения: в первом полугодии 2012 года рост ВВП составил 4,5 процента, в целом же по итогам прошлого года – 3,4 процента. В Минэкономразвития рассчитывают, что во втором полугодии ситуация улучшится, но одновременно склоняются к тому, что в целом прогноз роста на 2013 год будет пересмотрен в сторону понижения. После последней коррекции он составляет 2,4 процента, и пока, по словам замминистра экономического развития Андрея Клепача, на эти параметры отечественная экономика не выходит.
Практически на нулевом уровне роста болтается промышленное производство – за первые семь месяцев 2013 года его объём по сравнению с аналогичным периодом прошлого года вырос лишь на 0,1 процента. Для сравнения: январь – июль 2012 года дали 3,2 процента роста. Самыми проблемными отраслями в первом полугодии стали целлюлозно-бумажное производство (минус 7,9 процента по сравнению с первым полугодием 2012 года), производство машин и оборудования (минус 6,5 процента), электрооборудования (минус 5,3 процента) и строительство (минус 1,9 процента). На 1,4 процента по сравнению с первым полугодием 2012-го снизились инвестиции в основной капитал. Основным же драйвером экономики стало потребление, чему в немалой степени способствовали банки, увеличившие объёмы розничных кредитных портфелей.
Стоит отметить, что падение роста началось чуть раньше вступления России в ВТО, так что сваливать все грехи на членство в этой организации, конечно, не стоит, и ссылки правительственных чиновников на мировые процессы и институциональный фактор резонны. Однако несправедливым будет и утверждение, что вступление в ВТО не сыграло отрицательной роли. Сыграло, о чём сейчас говорят практически все отечественные товаропроизводители и на чём сошлись участники масштабного круглого стола в Госдуме, организованного фракцией «Справедливая Россия» в преддверии первой годовщины исторического события. А президент РСПП Александр Шохин привёл данные исследования, согласно которому половина российских компаний не почувствовала никакого положительного эффекта от вступления в ВТО, а негативного – каждая четвёртая.
Основные риски от присоединения к ВТО существуют у сравнительно небольших предприятий. Настоящая борьба за выживание идёт сейчас в свиноводстве. Там теперь приходится противостоять не только росту цен на корма, ГСМ и энергетику, но также снижению мировых цен на свинину, которая поступает в Россию в значительных объёмах с мизерными пошлинами. В итоге в хозяйствах, например, Ленинградской области лишь за год отпускные цены на живых свиней упали на 30–35 процентов, хотя в рознице они держатся на прежнем уровне. В итоге областные свиноводы, как и их коллеги из других регионов, на протяжении последнего года терпят одни лишь убытки. Минорные настроения царят и в целом ряде других отраслей.
– Последствия от вступления в ВТО и невыполнение тех мер, которые были запланированы по адаптации экономики лёгкой промышленности, уже сейчас показывают серьёзные проблемы и в наших подотраслях, – рассказывает президент Союза производителей одежды Светлана Беляева. – Единственная серьёзная мера поддержки по этому году – субсидирование. Однако уже в федеральном бюджете, который планируется на 2014 год, оно сокращается вдвое. Но даже это субсидирование процентной ставки кредитов, полученных в коммерческих банках, для нашей отрасли сейчас является слабым утешением, поскольку мы вошли в зону отраслей с повышенным риском, в связи с чем получить коммерческие кредиты очень сложно.
Со стороны яростных критиков ВТО всё чаще звучат призывы выйти из этой организации. Но здесь нужно помнить принцип членства в этой организации, который можно описать известной формулой «вход – рубль, выход – два». Умеренно настроенные эксперты считают, что Россия могла бы минимизировать свои потери за счёт улучшения других негативных факторов, делающих отечественных производителей неконкурентоспособными. Так, например, согласно опросам предпринимателей о негативных факторах, затрудняющих ведение бизнеса и влияющих на замедление экономического роста, которые регулярно проводит Ленинградская торгово-промышленная палата, в числе главных «тормозов» называются высокие внутренние цены на энергоносители, сложности в получении так называемых длинных кредитов, дефицит квалифицированных кадров. Аграрии сетуют также на рост внутренних цен на зерно и комбикорма при падении оптовых закупочных цен, на снижение количественного уровня господдержки и ухудшение механизмов её доведения до конечного получателя. Многие руководители секторов отечественного производства также называют серьёзной проблемой «серый» импорт. Все эти факторы в значительной мере влияют на конкурентоспособность продукции российского производства. Нерешение же этих проблем в условиях дальнейшего открытия отечественного рынка для импортных товаров будет лишь усугублять ситуацию.
 Тем временем…
• В начале августа премьер-министром Дмитрием Медведевым был подписан план мероприятий, направленных на повышение темпов роста российской экономики, который, помимо прочего, включает в себя меры адаптации последней к условиям ВТО. В числе последних, в частности, значится ограничение темпов роста регулируемых цен и тарифов в ближайшие три года. Минэкономразвития, дабы поддержать отечественных аграриев, предлагает отодвинуть на пятилетку ранее принятое решение о переводе сельскохозяйственных рынков в капитальные здания и сооружения. Свою лепту в улучшение ситуации постаралась внести и Госдума, которая перед уходом на каникулы приняла ряд законов, направленных, в частности, на поддержку аграрного сектора. Согласно одному из документов, например, в России может изрядно увеличиться число регионов с неблагоприятными для ведения сельского хозяйства условиями, что даст государству возможность оказывать им серьёзную поддержку, не нарушая при этом принципы ВТО.
• На прошлой неделе свои решения по итогам расширенного заседания временной комиссии по мониторингу участия РФ в ВТО и Таможенном союзе принял и Совет Федерации РФ. В частности, правительству РФ рекомендовано увеличить объём бюджетных ассигнований до уровня, предусмотренного условиями присоединения России к ВТО, и направить дополнительные бюджетные ассигнования на техническую и технологическую модернизацию сельскохозяйственного производства. Также предложено рассмотреть вопрос о целесо-образности введения утилизационного сбора на сельскохозяйственную технику.
Эксперты сходятся на том, что Россия не использует преимущества членства во Всемирной торговой организации: пошлины у нас ниже, а объём господдержки проблемных отраслей меньше, чем допускает соглашение о вступлении в ВТО. Так, например, на поддержку экспорта мы направили в 2012 году 0,1 миллиарда долларов, в то время как Германия потратила на это 20 миллиардов, США – 21 миллиард, а Китай – 49 миллиардов долларов.
Авторитетно
«Ставить вопрос о выходе из ВТО – экзотическая затея»
Руслан Гринберг, директор Института экономики РАН:
– Мы постоянно напоминали правительству о необходимости выбора приоритетов для нашей индустриальной политики, если она появится, с тем чтобы во время переговоров защищать именно их. Но тщетно. Поэтому наша делегация, состоявшая из очень компетентных людей, вела переговоры о вступлении в ВТО в каком-то смысле из общих соображений. Есть такая поговорка: если вы не знаете, в какую гавань плыть, у вас никогда не будет попутного ветра. Это очень точно характеризует нашу историю…
Если смотреть статистику, пока ничего такого провального не произошло. Во-первых, пошлины снизились на статистически незначимую величину, в среднем с 10,3 до 9,68 процента. Конечно, нам не следует уподобляться Украине, которая через некоторое время после вступления в ВТО выдвинула предложение об изменении 250 или даже 300 позиций. Ставить же вопрос о выходе из Всемирной торговой организации – это очень экзотическая затея, если не сказать больше. Сегодня у нас нет альтернативы, кроме как оставаться в ВТО и бороться за изменение тех правил, которые нам не нравятся. Наша задача заключается в том, чтобы в рамках того же Таможенного союза попытаться сформировать единую индустриальную политику и проводить её в жизнь, считаясь с существующими запретами и используя те возможности, которые ВТО предоставляет.
«Мы видим обратный результат»
Константин Бабкин, президент ассоциации «Росагромаш», лидер «Партии дела»:
– Уинстон Черчилль как-то сказал, что настоящий грех – это терпеть убытки. Если нам невыгодно оставаться в этой организации, если пребывание в ней вредит нашей экономике, мне кажется, будет грехом дальше в ней оставаться. Нам обещали всевозможные блага: рост инвестиций, цивилизованные отношения со всем миром, развитие экспортных производств, снижение потребительских цен и стоимости жизни, увеличение эффективного отечественного производства. И что же? Производство упало. Практически по всем позициям идёт падение экспорта. Импорт, наоборот, вырос. Нам говорили, что снизятся цены на продовольствие, но мы видим обратный результат. Нас убеждали, что при сокращении пошлин мы будем больше экспортировать и импортировать и за счёт увеличения оборота в конечном итоге увеличим общий объём таможенных сборов. Однако только за первые четыре месяца текущего года недополученные доходы бюджета от внешней экономической деятельности упали на 27 процентов по сравнению с 2011 годом, когда наша страна не была в ВТО.
Что делать? Либо как-то игнорировать эти правила, либо подавать жалобу в Конституционный суд, чтобы он признал неконституционной процедуру ратификации. Ведь даже текста Протокола на русском языке до сих пор нет! И в случае принятия судом соответствующего решения выходить из этой организации, которая вгоняет нас в депрессию. Ну а для того чтобы наша экономика развивалась, нужно снижать стоимость кредитных и энергетических ресурсов, обеспечивать равные условия конкуренции за счёт тарифных и нетарифных инструментов по защите рынка, снижать налоги, особенно на зарплату и инвестиции, поддерживать экспорт, прекращать финансировать заведомо неэффективные мегапроекты и разумно использовать резервные фонды, вкладывая их не в другие страны, а в свою.
«Укрепление валюты давит промышленность сильнее пошлин»
Иван Грачёв, председатель Комитета Госдумы по энергетике:
– Я был противником вступления в ВТО, но считал, что это не самый первый по значимости фактор, душащий нашу промышленность. Фактор номер один, на мой взгляд, – это укрепление национальной валюты. Уверен, что Китай на две трети своим успехом обязан тому, что он 30 лет держит национальную валюту заниженной на 50 процентов, понимая, что это – мощнейший козырь в международной конкуренции. Если же мы с 2000 года укрепили национальную валюту за счёт инфляции примерно в 2,5 раза, то это никакими таможенными пошлинами не скомпенсируешь. Это на порядок сильнее давит промышленность, чем любые изменения таможенных пошлин в среднем. Второй фактор – это, конечно, энергия. За последние 15 лет наше электричество выросло в цене примерно в 12 раз даже не в рублёвом, а в долларовом исчислении. И теперь его цена не только для промышленности, а фактически уже и для населения выше, чем в США. Мы должны прямо признать, что реформа электроэнергетики провалилась, а дальше, не полагаясь на рыночные механизмы, но и не отрицая их, в значительной степени вводить нормирование, прежде всего по затратам, «чистить» посредников и в сетях, и в генерации, которые никакой конкуренции не создают. Это чистейшей воды утопия, что, наплодив между монополистом и потребителем тысячу посредников, можно заставить работать рыночные механизмы. Кроме мультипликации ошибок и дополнительных накладных расходов, это ничего не создаёт. Ну и, конечно же, необходимо снижать налоговую нагрузку.
«ВТО – лишь инструмент»
Аркадий Злачевский, президент Российского зернового союза:
– Во-первых, ВТО – это всего лишь инструмент, эффективность работы которого зависит от того, насколько умело мы его используем. Тем же молотком можно и гвозди забивать, а можно и пальцы отшибать. Думаю, мы не умеем использовать этот инструмент в своих интересах. Во-вторых, плачевное состояние, в котором находится наша экономика, – следствие прежде всего наших внутренних проблем, не связанных с ВТО. ВТО – это лакмусовая бумажка, которая всего лишь выявляет их, выводит на свет.
В базе же своей эти проблемы имеют две фундаментальных причины. Наша внутренняя государственная политика нацелена абсолютно протекционистским вектором в отношении бюджетообразующих отраслей и абсолютно антипротекционистским вектором в отношении всех остальных. Все, кто не занимает значительную долю в бюджете, испытывают последствия антипротекционистской политики, нашей внутренней государственной политики.
А бюджетообразующие отрасли – это в первую очередь ТЭК и таможня. Они защищены на сто процентов. Но таможня формирует бюджет в основном за счёт импорта товаров, потому он так защищён государственной политикой и потому вся внутренняя политика проводится в интересах наращивания и сохранения этого бюджетного источника. Это первая проблема. Вторая же состоит не столько в том, что наша легальная граница понизила уровень защиты, а в том, что в ней существуют огромные дыры, через которые и наносится основной ущерб российскому производителю.

<< Вернуться Невское Время