26 февраля 2020 г.
Карта
сайта
Контакты

Цену - под гарантию!

Фермер-правоохранитель требует навести порядок на рынке зерна.
 ВАСИЛИИ Михайлович Антипов - фермер с необычной историей. 20 лет отработал участковым милиции, а выйдя на пенсию в 1998 году, собрал паи родственников (45 гектаров), накупил б/у техники и стал сеять подсолнечник и пшеницу. За 13 лет хозяйствования он увеличил площадь обрабатываемой земли в 30 раз (до 1350 гектаров), с нуля построил современную базу, приобрел новую технику. Казалось бы, живи и радуйся. Но, по признанию фермера, то захватывающее чувство, которое он испытывал в начале своего предприятия (выгорит - не выгорит?), не покидает его до сих пор.
 Суждено ли фермеру в России всегда быть авантюристом? Почему люди, от которых всецело зависит судьба и благополучие сел, сегодня не могут быть уверены даже в своем завтрашнем дне?
 В общем-то, Михалыч, как с дружбой и уважением называют его жители хутора Петровский, не сказал ничего нового. Проблемы и чаяния - такие, о которых из года в год твердят в любом среднем фермерском хозяйстве. Но тем более важно вновь и вновь этот вопрос поднимать, чтобы власть имущие понимали, чего от них хотят и ждут.
 Главное наболевшее - это цена. Закупочные цены на сельхозпродукцию складываются на рынке без участия фермеров-производителей и потому нет никакой возможности планировать свою работу.
 - То, что предлагают нам сегодня переработчики и трейдеры, едва лишь покрывает себестоимость, но этого совершенно не хватает на развитие и модернизацию предприятия, - утверждает Василий Михайлович.
 При этом цифры, которыми располагает официальная статистика, коварны.
Они не учитывают всевозможные съемы, которые делает покупатель зерна после оценки качества продукции: "Из пяти тысяч рублей, декларируемых сегодня за тонну кукурузы, мы реально получаем за вычетом еще и транспортных расходов лишь три тысячи рублей. Аналогично и по пшенице".
 Спорить с результатами оценки закупщика, добиваться независимой экспертизы - прерогатива крупных хозяйств, сдающих большие партии зерна. Мелким и средним фермерам приходится соглашаться с условиями покупателя или уезжать в поиске других контор. Но в этом случае транспортные расходы растут.
 Добавить к этому юридическую незащищенность фермеров и забюрократизированность российской правоохранительной системы. Фермер приводит в пример историю, в которую сам он попал в 2009 году. Для него это был год надежд и разочарований.
 Из окна кабинета Василия Антипова видна крыша комбайна "Вектор" - жемчужины его технопарка. Его вместе с современной овощной сеялкой Gaspardo и трактором Т-150 он взял в кредит, рассчитывая погасить в течение года. Однако жизнь распорядилась иначе. В тот же год фермер продал зерно переработчику ООО - "Наше дело", а расчета не получил. Как видно из картотеки Арбитражного суда, не один Антипов оказался в таком положении.
Однако найти управу на нерадивого предпринимателя никому не удалось.
 - Я обратился в прокуратуру, однако дело это не расследуется и свои деньги я не могу вернуть, - сетует фермер.
 - Зато в отношении меня судебный механизм сработал четко: кредит было нечем погашать, банк подал в суд, пришлось продать часть техники, чтобы расплатиться.
 Причину такого бесправного положения фермеров Василий Антипов видит в одном: в разобщенности. Один, как говорится, в поле не воин. А все эти вопросы достойно и компетентно могла бы решать фермерская ассоциация. Она же может и должна заявлять минимальную цену продажи зерна на основе подсчета себестоимости в текущем году.
 С предложением Василия Антипова трудно не согласиться. Так обычно у нас и бывает: поговорили, покивали и снова разошлись жить по-прежнему.
 Специально для "Крестьянина" американский журналист Джессика Бурк из Центра расследовательской журналистики среднего запада описала условия, в которых приходится жить и работать фермерам США.
 "Находящийся почти за 5 ООО миль (8 ООО км) от Ростова фермер Дэвид Планк (David Plunk) из Фермерского города (Farmer City) в штате Иллинойс отвечает за маркетинг товаров на его семейной ферме, занимающей 5 ООО акров (примерно 2 ООО га) земли и продает их продукцию через посредников, зерновые элеваторы. Он тоже сетует на ненадежность посредников", - пишет она.
 - Были времена, когда зерновые элеваторы попали в сложную финансовую ситуацию и забирали фермерское зерно, не имея возможности заплатить, - рассказывает американский фермер.
 Но несколько штатов в США имеют такой вид страховки, на случай, если элеваторы откажутся платить. По этим программам фермер получит процентную стоимость потерянного зерна. В родном штате Планка, Иллинойсе, фермерам выплачивают до 80% стоимости их продукта.
 Можно бесконечно рассуждать на тему, почему Россия не Америка. Но никогда не грех перенять хороший опыт. Если государство нашло в себе силы навести порядок на туристическом, строительном и банковском рынках, сделав для них обязательным членство в саморегулируемых организациях и введя механизм страхования, то почему бы ему не поступить так же с организациями - закупщиками зерна? Вот достойный ответ той дикой ситуации, которая царит в настоящее время на рынке зерна в России. А что думаете об этом предложении вы?
 *** В США есть страховка на случай, если элеваторы откажутся платить: фермер получит процентную стоимость потерянного зерна. В Иллинойсе фермерам выплачивают до 80%

<< Вернуться Крестьянин, Ростов-на-Дону